Как дела, НЛП?

"How are you?" - спрашивают американцы друг друга при встрече. Этот вскрик считается приветствием, а не вопросом, и совершенно неправильно переводить его словами "Как поживаешь?" или "Как дела?". По-русски в наибольшей степени похоже звучит громогласный вопрос фельдмаршала при объезде войска: "Ну как дела, орлы?" Разумеется, орлы не могут ответить: "Да так себе". Орлы кричат: "Прекрасно, ура!" Так и американец растягивает губы в лучезарную улыбку и вскрикивает в ответ: "Fine!"

Этот пример обмена приветствиями при встрече показывает глубокое различие в речевых интонациях в американской и русской культурах. Другое его проявление - интонация книг по психотерапии. В большинстве своем они пишутся так, как если бы улыбка стиля "Fine!" не сходила с лица авторов. Авторы всегда убеждены, что именно их система терапии позволит решить все проблемы, и стараются передать бодрую уверенность своему читателю. Не утверждаем, что это плохо, но принимать такое "Fine!" чересчур буквально, как и в случае ответа на приветствие "How are you?", все же не следует.

Автор статьи "Что придет на смену индустрии информационных технологий? или Кто не успел, тот опоздал" превзошел учителей и сумел написать свой текст в интонации "Excellent!". Статья написана очень живо и интересно, местами просто блестяще. Не пытаясь соревноваться с автором, мы считаем своей задачей занудное и лишенное какого бы то ни было энтузиазма прояснение того предмета, которому посвящена статья Сергея Кучинского

Почему программирование?

НЛП - это влиятельное течение современной псхотерапии. Что же оно собой представляет? Создатели НЛП утверждают, что собрали все лучшее из трех направлений психотерапии: семейной терапии Вирджинии Сатир, гештальттерапии Фрица Перлза и психотерапевтического метода Милтона Эриксона. На самом деле они испытали непрямое влияние и других психотерапевтических направлений, начиная от классического психоанализа Зигмунда Фрейда и многих весьма традиционный стилей, никак не связанных с программированием для компьютеров и с компьютерной метафорой в психологии. Мы будем решительно утверждать, что НЛП несопоставимо ближе к своим традиционным психотерапевтическим корням, чем к тому программированию, с которым знакомо большинство читателей "Компьютерры".

Одним из своих важных отличий от предшественников НЛП-психотерапевты считают сознательное использование гипноза. По их мнению, всякая убедительная речь гипнотична. Неопровержимые аргументы потому и неопровержимы, что действуют как внушения, а рациональное убеждение - просто одна из форм гипноза, поэтому и использоваться оно должно наряду с другими формами, такими как введение в транс и т. п., считают они. Всякая психотерапия использует гипноз, но делает это, не отдавая себе отчета и, следовательно, бессистемно. Специфическое использование гипноза - одна из красивых идей НЛП.

Известно, что при лечении наркомании, алкоголизма, курения гипноз, как правило, не дает устойчивого результата. Даже при лечении заведомо обусловленных психологическими причинами так называемых психосоматических заболеваний гипноз чаще всего приводит к сдвигу (конверсии) симптома: если у больного истерический паралич ноги, то гипноз с большой вероятностью поможет ему избавиться от этого симптома, но через короткое время у него, скорее всего, появится что-то иное, например, язва желудка, поскольку болезнь дает такому больному какие-то необходимые ему выгоды в общении с окружающими и он не может выстроить жизнь, не используя опоры на свою болезнь.

Теоретики НЛП заявляют, что этот недостаток гипноза преодолевается, если воздействовать не только на беспокоящий симптом, но и на связанные с ним глубинные психические структуры. В этом важнейшее отличие НЛП от традиционного гипноза. Используя наработанные во всех психотерапевтических доктринах, а также и собственные техники анализа поведения, НЛП-терапевт "разбирает", "демонтирует" патологические паттерны поведения, но при этом не разрушает составляющие его "элементы". Из этих "элементов" затем складываются новые психические структуры, более успешные и лишенные патологических проявлений. Установление этих новых связей производится в более или менее глубоком гипнотическом трансе.

Устанавливая своему пациенту новые связи между восприятиями и реакциями, НЛП-терапевт в определенном смысле программирует психику пациента.

Пример. Некто жалуется на упрямство своего сына, рассматривая его поведение как агрессивное по отношению к отцу. НЛП-терапевт производит преобразование структуры паттернов поведения-чувствования, и теперь всякий раз, когда сын демонстрирует данное поведение, первая мысль, посещающая отца, что сам он достиг немалых жизненных успехов именно благодаря своему твердому характеру и что сын в этом следует его стопами. Конфликт разрешается не изменением поведения, а изменением отношения к нему.

Такого результата можно достичь и без НЛП. На кого-то может подействовать, например, простое внушение близкого человека. Однако специалист НЛП, по-видимому, имеет больше шансов на успех. Если подобное "замыкание" восприятия на новую реакцию делается введением пациента в гипнотический транс, то мы получаем, пожалуй, один из самых радикальных примеров, оправдывающих слово "программирование" в названии техники.

Однако если внимательно и непредвзято ознакомиться с приводимыми в книгах по НЛП примерами, то обнаружится, что подобные случаи - "товар", несомненно, "штучный" - скорее результат по-своему гениальных инсайтов выдающихся авторов, чем хорошо проработанная "техника программирования", доступная массовому "НЛ-программисту", как представляет это наш уважаемый автор. В сложных случаях рефреймингу, как называют процедуру своеобразной "перековки" личности в НЛП, предшествует работа аналитика, не уступающая классическим примерам Фрейда.

Еще менее похоже на программирование для компьютера нейролингвистическое моделирование на "рядовом человеческом материале" личностных качеств гениальных людей. Иногда встречающееся утверждение о том, что НЛ-программист может произвести пересадку модуля умения "делать науку" Альберта Эйнштейна в голову студента, относится к заведомым перегибам в стиле "Fine!", пригодным к использованию лишь в качестве рекламного воздействия на массового читателя (представляющего собой вид гипнотического внушения - заметим, забегая вперед).

Один из любимых НЛП-авторами примеров анализа поведения - анализ успешных стратегий Уолта Диснея. Коротко говоря, его результаты таковы: Дисней обладал тремя способами отношения к действительности, фактически, тремя личностями - Мечтателя, Реалиста и Критика. Его успех определялся (всего лишь!) умением блестяще исполнять каждую из этих ролей в нужных обстоятельствах и безупречно выбирать, в каком состоянии надлежит действовать в данный момент. Что может быть проще? Вам остается только запрограммировать в себе эти три личности и это умение. Заметим, что для этого придется освободиться от тех своих качеств, которые плохо совмещаются с новыми чертами, а для того, чтобы выяснить, от каких именно, придется подвергнуть анализу и демонтажу всю "личную историю" с самого детства.

Таким образом, в НЛП речь идет о конфигурировании весьма глубокой, но зато в минимальной степени конкретной матрицы отношения к жизненным ситуациям. НЛП, например, может успешно работать со способным человеком, который из-за неуверенности в себе не может развернуть свою деятельность. В этом случае, ориентируясь на примеры значимых для него людей (с точки зрения НЛП неважно, реальные или воображаемые, - в равной степени может подойти и Билл Гейтс, и родной дядя, и Павел Корчагин), пациент ие претензии коллег аргументом, что без желания пациента методы НЛП не могут осуществить серьезной трансформации личности. В самом деле, пока нам не доводилось слышать о создании именно этими методами каких-то нерассуждающих чудо-солдат или неутомимых конвейерных рабочих. Хотя, заметим, вполне может быть, что сравнение методов воспитания бойцов спецназа с классическим НЛП покажет некоторые пересечения. В этом нет ничего удивительного, поскольку все мы дети единой культуры, среди достижений которой есть и техники программирующего воспитания, которые, конечно, принимались во внимание создателями НЛП.

Однако гипнотические техники "один-на-один" вряд ли следует считать социально опасными манипуляциями. В соответствующей литературе постоянно указывается, что гипноз не полностью устраняет контроль со стороны реципиента. Можно внушить человеку, что карандаш в его руке - нож, что он Брут, а перед ним Цезарь. Спасая республику, он нанесет удар. Однако если в его руке действительно будет нож, он этого не сделает - таков парадокс гипноза. Прибавим к этому, что в самом НЛП используются специальные техники недирективного гипноза - и здесь название говорит само за себя.

Другое дело, гипноз массовый. Хотя он не столь точно направлен и избирателен, но зато в среднем его результаты могут быть более радикальны. Средства массовой информации, массовые социальные движения, массовые политические акции, конечно, имеют какое-то отношение к гипнозу, внушению и трансу, но об этом мы знаем не больше, чем о гипнозе как таковом. Парадоксальный контроль, не позволяющий загипнотизированному индивиду совершить преступление, в "массовых" случаях не работает или работает тать психотерапевтом, то обучение обойдется вам значительно дороже (во всех смыслах). И имейте при этом в виду, что вы выбираете не столько профессию, сколько судьбу. Подробнее об этом мы здесь говорить не будем.

Если же вы надеетесь "не опоздать и успеть" научиться программировать других, то подавляющее большинство грамотных НЛП-терапевтов вам тут ничем не помогут. По двум причинам: во-первых, сами техники НЛП не дают эффекта без творческого содействия пациента (чтобы убедиться в этом, пройдите курс); во-вторых, корпоративная этика не поощряет даже занятия таким программированием, безотносительно к тому, успешно оно или нет.

Обычно статьи начинают с обсуждения терминов. Мы же этим закончим.

Перенос "компьютерных" терминов в НЛП - это несколько эксцентричный шаг его создателей, обусловленный их желанием четче обозначить свое место в совокупности психотерапевтических направлений, которые все без исключения имеют очень мало общего с программированием для компьютеров. Примем во внимание также и время зарождения НЛП, время, когда создание искусственного интеллекта казалось делом ближайших десятилетий, а мозг человека представлялся совокупностью формальных нейронов Мак-Каллока - Питтса.

То употребление, которое дает вполне технологичным в своей области терминам НЛП (доступ, ресурс) уважаемый автор, это вторичный перенос, и он только затрудняет понимание предмета. В традиционном "компьютерном" понимании ресурс - это конкретная информация. Автор намечает иную, более соответствующую пониманию ресурса в НЛП трактовку, связанную с расширительно истолкованным понятием интерфейса, но эта интересная тема едва затронута в статье. Примеры ресурсов в НЛП - это упорство и уверенность в возможности достижения цели, приятные и радостные воспоминания, это воображение и креативность. Доступ к ним - это возможность попасть по своей воле в данное состояние. Например, почувствовать вкус ванильного мороженого. Зачем это делать и как употреблять эти возможности, отдельный вопрос. Умение программировать на языке НЛП здесь не поможет, как не помогает оно профессиональным программистам решать, например, их собственные жизненные проблемы.

[Статьи и Мнения][НЛПерские тексты][НЛП вообще][НЛП в Екатеринбурге]


 ©2003, Ре-Дизайн - Максим Мухарев, он же Новый Вебмастер :-)
 ©2003, Программинг - Стас Уколов & Максим Мухарев
Помните об
Обратной Связи!