Не бойтесь ошибок!

Cоветуют американский психолог и отечественный специалист в области нейролингвистического программирования

Ричард Коннор   Александр Арсеньев
В 15 лет ушел из дома. Путешествовал по всей Америке, занимался разной работой и получил образование на улице. Много лет он был политическим диссидентом, пытался остановить войну во Вьетнаме. Отказавшись от службы в армии, оказался на 2 года за решеткой. В 23 года вместе с другом открыл свое дело, организовав мастерскую по производству окон и дверей. 11 лет спустя продолжил образование, окончил университет в Сан-Франциско, получил ученую степень по психологии. НЛП открыл для себя в 1983 году, когда его жизнь зашла в тупик – он понял, что его собственные выборы исчерпаны. Ознакомившись с возможностями этого метода, несколько лет изучал его, и сегодня мы вас знакомим с человеком, получившим сертификат мастера НЛП и гипноза Получил типичное советское образование, окончил медицинский институт. Но затем его пути с нашей образовательной системой разошлись. Он самостоятельно выучил английский только за то, что это язык Дж.Гриндера, Р.Бендлера и других основателей НЛП. Написал письмо Дж.Гриндеру и по его приглашению приехал в Америку. Позднее участвовал в семинарах Дж.Гриндера и Р.Дилтса и получил сертификаты мастера НЛП и мастера-практика. Теперь Александр сам преподает на курсах НЛП

Ричард и Александр – друзья и коллеги, работают вместе, но не где-то там, в Америке, а у нас, в Новосибирске. Оба считают, что им есть, чем здесь заняться. Что касается Ричарда, то ему очень нравятся сибиряки и он рассчитывает здесь задержаться подольше.

- После статьи Ю.Мешанина «Магия мыслей и слов» (Эко 10'89) в редакцию поступило много писем. Острее всех на публикацию реагировали высокие чины МВД и КГБ. Нас просили, а то и требовали немедленно выслать все «имеющиеся в наличии» материалы по НЛП.

Скорее всего, товарищей из таинственных ведомств заинтересовала возможность манипулирования человеческим сознанием, а значит, и поведением. А если это так, то не воспользуются ли такой возможностью структуры какого-либо государства для достижения тоталитарных целей? И стоит ли, учитывая эту опасность, вообще развивать НЛП как особое направление психологии?

Ричард: Исходя из своего опыта я знаю, что наибольший эффект от применения НЛП в сфере психотерапии достигается тогда и только тогда, когда пациент полностью уверен, что врач ведет его в том направлении, в котором он сам хочет, но по ряду причин не может идти. Если у него появляются даже самые незначительные сомнения в правильности действий терапевта, то сила влияния последнего быстро ослабевает. Более того, я убежден, что внутренняя положительная установка подсознания, в особенности желание реализовать право на самостоятельное решение, самостоятельный выбор, неистребимы. Любой, кто использует НЛП, лишь усиливает внутренние устремления человека, которые не могут быть противоречивыми.

Скажем, американские евангелисты заявляют, что своими выступлениями лечат многих телезрителей. Действительно, если больные верят в способности проповедника, в правильность выбранной им системы мероприятий, то возможны любые чудеса. Но если веры нет, говорить о каком-либо влиянии на аудиторию просто смешно.

- Может ли в таком случае вера в чудесную силу НЛП сделать возможным создание зомби?

Ричард: Я в это не верю. Скорее всего, это из области фантастики. Манипуляция наиболее успешна тогда, когда терапевт содействует клиента в решении их, и только их, проблем и совершенно не озабочен тем, чтобы что-то получить от них. То есть когда я в наибольшей степени отдаю должное их достоинству, их самооценке. Своим пациентам я помогаю сделать то, что когда-то мне помог сделать доктор Джонатан Райс – мой первый учитель по НЛП. Главное – создать большое количество выборов, оценить свою уникальность, установить раппорт (т.е. внутреннюю связь) с подсознанием, выработать иммунитет к насильственному внедрению чужих идей, позволяющих не принимать их на веру, но подвергать самостоятельному анализу. Райс помог мне поверить в собственное подсознание, и хотя я делал это всю мою жизнь, теперь меня поддерживала мысль, что я делаю это с полным на то основанием.

В подсознании любого индивида существуют так называемые паттерны жизни – механизмы самосохранения и самосовершенствования. На них-то мы и ориентируемся. За долго до того, как была открыта методика НЛП, к ним стихийно апеллировало огромное количество людей.

Разумеется, под угрозой лишения жизни можно вынудить человека сделать что-либо против собственной воли, но его подсознание все равно будет сопротивляться, и такое сопротивление неустранимо даже с помощью НЛП.

- От чего зависит успех применения НЛП?

Александр: НЛП как техника расширения возможностей межличностного взаимодействия дает наибольший эффект при добровольном взаимопризнании сторон. Но большинство инструментов нашей техники «нейтрально», что позволяет использовать их и для насилия над личностью. Они подобны хорошо отточенному топору, которым можно рубить не только дрова, но и головы.

Ричард: Однако эффективность НЛП при «рубке голов» значительно ниже, чем при его использовании в созидательных целях. Поэтому я никогда не пытался контролировать поведение клиента исключительно в своих собственных интересах.

Побывав во многих странах, я убедился, что всякое правительство в тех или иных целях и в той или иной степени стремится контролировать поведение своих граждан. Поэтому мое видение нейролингвистического программирования, а я понимаю его как способ избавить людей от мешающих им комплексов и научить их самостоятельно принимать решения, неприемлемо для любого чиновника, желающего иметь в своем распоряжении определенный объем делегированных ему чужих прав.

- Вы анархист?

Ричард: Я считаю, что правила и законы необходимы только тогда, когда люди действуют эгоистично, не думая об обществе. Если же мы все будем стремиться к достижению своих целей, заботясь также и о нуждах общества, тогда уже законы не нужны. Анархия не в смысле хаоса, а в смысле свободы от внешнего контроля возможно, но только если существует внутренний контроль за своим поведением, если люди знают, как приходить к взаимовыгодному решению проблем.

- Вы употребляете два термина: «влияние» и «манипуляция». Чем они различаются?

Ричард: Влияние и манипуляция – неотъемлемые атрибуты всякой человеческой коммуникации. Ведь коммуникации – это система (или петля) обратной связи, и каждый ее участник старается воздействовать на другой. Часто это происходит бессознательно.

Но если в качестве коммуникантов выступает государство и индивид, то манипуляция может приводить к обману, противоестественным уступкам. Я не уважаю правительства, но допускаю, что и на этом уровне есть честные коммуникации. Чаще же одна сторона будет выигрывать, а другая – проигрывать, и так до тех пор, пока объект манипуляции не осознает, что им манипулировали, и не ликвидирует связь доверия с субъектом.

- Не потому ли многие воспринимают манипуляцию как попытку одного навязать свои игры другому? И что такое «успешная» манипуляция в вашем понимании?

Александр: Исходное значение этого термина – «уметь что-либо делать руками», а психотерапевт должен заранее знать, что именно он будет делать и насколько это соответствует истинным интересам пациента. Когда манипуляция не навязана, она более плодотворна.

Даже влияние не свободно от элементов манипуляции, но в этом случае ее можно наблюдать с обеих сторон. Дело в том, что всякая коммуникация структурирована и ее участники вынуждены манипулировать элементами этой структуры для достижения взаимовыгодных результатов. Взаимопонимание часто бывает затруднено из-за несовпадения последовательностей в работе репрезентативных и референтных систем коммуникантов (Эко 10’89).

Вообще каждый из нас постоянно манипулирует, не замечая и не осознавая этого. Даже сон можно рассматривать как манипуляцию, при которой субъект и объект находятся в подсознании одного человека, причем каждый из них, как и в межличностном общении, чего-то хочет или не хочет. Вот я сейчас вам объясню и хочу вызвать понимание, но и у вас есть желание понять меня, следовательно, налицо коммуникация, основанная на влиянии. Я делаю это совершенно определенным образом, используя соответствующие слова, интонации, жесты, которые и являются средствами для манипуляции вашим сознанием. Естественно, от выбора средств зависит эффективность коммуникации.

Ричард: В коммуникации пациент и психотерапевт равны и одинаково манипулируют, помогая друг другу. Если оба «манипулятора» принимают в расчет друг друга, это приводит к победе каждого из них, что и является примером эффективной манипуляции, особенно в психотерапии. Если один помогает другому получить то, чего сам хочет, такая манипуляция этична. Как правило, свои внутренние проблемы каждый вполне способен оценить самостоятельно. Но опытный психотерапевт поможет обнаружить те ресурсы, которые человек уже имеет, но не осознает.

Во многих случаях мы сталкиваемся с противоречиями между намерениями и поведением человека. Поведение может оказаться саморазрушительным или неэффективным, если мы не осознаем, что у нас есть лучший выбор или варианты поведения. А подсознание всегда делает лучший выбор из доступных ему в его модели мира. Как только человек осознает, что ему доступны и другие выбора, он остановится на лучшем из них.

Александр: Положение о том, что подсознание лояльно по отношению к человеку, не является истиной. Но это утверждение полезно, так как человек с дружелюбным подсознанием достигнет большего, чем тот, кто уверен во враждебности подсознания.

Ричард: Люди, занимающиеся НЛП – Джон Гриндер, Ричард Бэндлер, Роберт Дилтс, Лора Эмбрюинг и другие – в своей практике ни разу не встретили случая, когда намерение подсознания было бы враждебным по отношению к человеку. Как правило, оно в целом позитивно и для общества, и для индивида.

Главное для специалиста – так изменить поведение своего пациента, чтобы не разрушить при этом его уникальный внутренний мир. Когда его подсознание, наконец, поймет, что доктор ничего не забирает, но добавляет варианты выбора, тогда манипуляция достигает своей цели и раппорт установлен.

- Вы верите во внутреннюю этику человека?

Ричард: Да, но не в абстрактном понимании, а как необходимость, позволяющую индивиду выжить как индивиду. Поясню: если мы определим этику как приятие не только себя, но и других, то окажется, что у одних есть этика, а у других ее нет. Я же убежден, что этичное поведение, в конце концов, всегда оказывается эффективнее.

Александр: НЛП как раз и изучает этичные средства для достижения цели, потому что наша цель не сражение, а сотрудничество. Мы исходим из того, что материальная оболочка и дух едины, и это единство определяет и единство всех уровней сознания и подсознания. НЛП вообще подразделяет их лишь в методологических целях, а при его практическом применении речь идет о создании комплексной, неразрывной кибернетической связи со всеми элементами человеческого духа.

- Что дает вам основание считать, что при использовании НЛП на практике вы действительно работаете с «картой мира» пациента, а не с вашей собственной?

Ричард: Основанием является эффективность манипуляции. Если я вижу, что взаимодействия не происходит, то это сигнал к тому, что мною выбран неверный путь. Тогда я попытаюсь сделать что-нибудь еще.

Александр: Добавлю, что всякая, даже самая успешная, попытка войти в чужое подсознание во многом иллюзорна. Речь идет о другом – как по внешним характеристикам поведения определить, насколько эти иллюзии отражают реальность. НЛП дает возможность различать и систематизировать языковые и иные проявления «паттернов жизни». НЛП не позволяет создавать некие реальности, но оно конструирует модели реальных процессов в подсознании, даже их, рассматривая в качестве своей теоретической базы лишь постольку, поскольку они полезны, конструктивны. Теория нейропрограммирования может впитать в себя любую работоспособную модель из любой сферы человеческого знания.

Представьте себе, что вы управляете самолетом ночью. Вы не знаете, где вы летите. Но у вас есть приборы, считывая информацию с которых, вы имеете возможность корректировать курс. Следуя этим показаниям, вы благополучно прибудете к месту назначения, хотя реально вы так и не увидите, где же вы были. Многие психиатры добивались наилучших результатов именно тогда, когда не пытались сознательно и слишком глубоко внедриться во внутренний мир пациента, тем более что это вообще невозможно, за исключением редчайших случаев проявления гениальности или жертвенной любви. Ориентируясь в основном на внешние проявления «полета» подсознания, они, тем не менее, сажали вверенный им «самолет» в нужной точке «карты мира» пациента.

Ричард: Я не совсем согласен с Александром. «Лететь» точно по курсу практически невозможно: вы постоянно отклоняетесь и снова возвращаетесь на курс. По внешним признакам постоянно улавливать суть переживаний объекта манипуляции невозможно. Да и результат отнюдь не гарантирован – вы можете «приземлиться» совсем на другой территории.

- И вам приходится всякий раз обращать внимание на «показания приборов» или вы это делаете автоматически?

Александр: Что касается меня, то я потратил много времени, чтобы выучить азбуку нейролингвистического программирования. У «НЛПиста» различаются два состояния: одно – автоматический эффективный раппорт, а второе – когда я осознаю, что в коммуникации происходят сбои. И вот тогда-то я начинаю снова обращать внимание на движения глаз и мимику собеседника и строю фразы сообразно полученной информации, используя те же предикаты.

Видеозаписи сеансов показывают, что и в первом состоянии я делаю то же самое, но переход на «ручное управление» в этом случае может коренным образом изменить ситуацию в лучшую сторону, так как никакая автоматическая программа, никакой стереотип не могут учесть всего многообразия конкретных условий коммуникации. Многомерному объекту требуется многомерное понимание, которое включает в себя объект во всех системах репрезентации. Если то, что вы слышите, соответствует тому, что вы видите и чувствуете, то системы синхронизированы и возможна высокая степень взаимопонимания.

- Известны случаи, когда психиатр столь глубоко входит во внутренний мир деструктивной фантазии пациента, что не в состоянии вернуться из него самостоятельно. Не боитесь, что это может произойти и с вами?

Ричард: Разумеется, подобные опасения не беспочвенны, поэтому мы и уделяем серьезное внимание не только тому, как войти во внутренний мир пациента, но и как выйти из него. Непрофессионалу нечего делать на чужой территории, принадлежащей страдающему человеку, если он не обладает собственной жизненной линией, или «веревкой жизни», как говорят альпинисты. В таких случаях я всегда договариваюсь со своим подсознанием, что в опасный момент оно меня возьмет за шиворот и вытащит. Для этого нужно заранее закодировать некий спусковой крючок, который сработает в критический момент, дав команду «на всплытие».

Ваш психиатр просто-напросто потерял чувство самосохранения: в наиболее тяжелых случаях нельзя долго оставаться в чужом мире – это вредно и для терапевта, и для пациента.

Александр: Вам доводилось когда-нибудь оказаться на месте автокатастрофы? Если да, то наверняка чувствовали себя не лучшим образом, так как бессознательно идентифицировали себя с жертвой происшествия, иными словами, включили в себя весь ужас, пережитый ею.

Если несчастье случилось с близким для вас человеком, то вы сами входите в его внутренний мир, сострадая ему. Это вторая возможная позиция нашего подсознания.

Обе позиции достаточно неэффективны: в первом случае вы парализованы страхом, во втором – состраданием. Но есть и третий – синтезированный способ восприятия, который включает в себя обе позиции, допуская при этом автономность, известную отстраненность подсознания. Преимущество этой позиции в том, что она позволяет действовать, хоть как-то изменяя к лучшему сложившуюся экстремальную ситуацию, например, искать телефон или делать искусственное дыхание.

- Кстати, третья позиция подсказывает мысль о продуктивности использования НЛП при обучении.

Александр: Совершенно верно, многие талантливые педагоги в своей практике исходят из «НЛПисткого» по своей сути принципа философии дзэн-буддизма: путь к цели лежит не по прямой. В этом смысле небезынтересна притча о моряке, упоминаемая в книгах об НЛП.

Опытный моряк, управляя парусом, наслаждался своим могуществом. Его внимание привлек свободно парящий в небе альбатрос, который как бы бросал вызов его могуществу. Раздосадованный моряк убил его. Бог, разгневанный хладнокровным убийством невинного существа, повесил мертвого альбатроса ему на шею. С тех пор корабль стали преследовать бури и штили, команда вымерла от голода, а опальный моряк, будучи не в силах скинуть с себя тяжкий груз своего преступления, свыкся со своей печальной участью. Однажды он увидел двух грациозных змей, причудливо извивающихся в глубине. Зрелище было столь прекрасно, что он, восхитившись, мысленно благословил эти творения Господа. В ту же секунду мертвый альбатрос упал с его шеи. Далеко не всегда следует переводить свои поступки на уровень сознания, логики. Психотерапевт не может посоветовать своему пациенту: «Отправляйся в море, найди змей и благослови их». Здесь преднамеренность поступка обесценивает его. Нельзя одновременно находиться в сознательном и бессознательном мире – либо ты действуешь на уровне сознательного усилия, либо доверяешь «паттернам жизни», полагаясь на них. Впрочем, подсознание и сознание неразделимы: первое является неосознаваемой частью последнего с той особенностью, что к ней затруднен или по тем или иным причинам закрыт доступ.

С этим феноменом человеческой психики связан чудесный барьер обучения: скачок от волевого использования навыков к их автоматизации и естественному закреплению подсознанием. Известно, что многие дети мгновенно переводят в подсознание огромный объем навыков работы с разнообразной информацией, не задумываясь о том, как это у них получается.

Детям я обычно предлагаю игры, представляющие знакомые вещи в новом контексте. Это вынуждает их при обучении включать в работу все системы репрезентации. Сами же дети - великолепные учителя: раскрывая их паттерны, вы одновременно совершенствуете собственные. Они необычайно прагматичны в поиске методов влияния на взрослых. Сообразив, что вы можете пожалеть, они немедленно примутся плакать, и это обязательно сработает.

Дети так же, как и взрослые, часто ошибаются, но значительно реже впадают по этому поводу в депрессию. Их типичная реакция: вариант не прошел, надо искать другой! А взрослым нелишне напомнить, что любая ошибка - шаг к истине.

- И все-таки, известен ли кратчайший путь к обучению?

Ричард: НЛП как раз и предлагает такой способ организации инструментов подсознания, который позволяет человеку в сжатые сроки достигать того, чего он хочет.

Есть такая притча о человеке, потерявшем ключи. Он искал их на освещенной стороне улицы. У него спросили:

- Вы уверены, что потеряли их именно здесь?

- Не уверен, - ответил шутник, - но зато здесь светлее.

Бывает полезно поискать ответы на свои вопросы там, где мы их никогда не искали раньше, и там, где мы не ожидали их найти. Если продолжать делать то, что делали всегда, мы неизбежно будем получать те же результаты.

Впрочем, вы можете быть высококвалифицированным психотерапевтом, в совершенстве владеть НЛП, но если вы не любите людей, если они вам неинтересны, то будете напрасно терять время. Пациент не позволит вам войти в его внутренний мир, отторгнет ваши манипуляции, ибо он будет чувствовать, чтобы делаете это для самоутверждения, а не для его блага.

Александр: Утверждая, что «путь к цели лежит не по прямой», надо подразумевать – «не по обычной прямой». В овладении новым поведением непосредственное участие принимает вера. Альберт Бандура из Стэнфордского университета продемонстрировал, как ожидание возможных результатов, вера в способность научиться чему-либо влияют на обучение.

Если человек верит, что он сможет овладеть каким-то навыком, он начнет пробовать и совершать ошибки, пока не убедится в том, насколько он ошибался или же был прав в своих ожиданиях. Процесс проб и ошибок обычно приводит к некоторому улучшению результатов, что, в свою очередь, повышает ожидания.

Бандура взял для своих исследований людей, не верящих в то, что они смогут научиться обращаться со змеями. И действительно, результаты обучения были неважными (см. график).

Когда ему удалось убедить людей в том, что им это вполне доступно, они смогли достичь большего (первый подъём кривой на графике), соответственно возросла и вера в успех. Затем в овладении навыком начался период, когда результаты почти не улучшались. Потребовалось сознательное внимание к выполняемым действиям, так как автоматический навык еще не появился (участок плато на графике). И это происходило на фоне возросших притязаний. Расхождение между ожиданиями участников эксперимента и реальными достижениями достигли максимума. Многие, разочаровавшись в своих возможностях, прекратили обучение, и их умения оказались даже меньшими, чем в начале. На этой стадии без дополнительного вмешательства не обойтись.

Роберт Дилтс предложил три необходимых компонента обучения: хотеть, знать как и иметь возможность. Вмешательством, которое привело к прогрессу в овладении навыками, стало своеобразное «ноу-хау» для работы мозга. Обучение продолжалось, навыки автоматизировались, и требовалось все меньшее участие сознания, а значит, и выполнение задания становилось все более легким. Человек приобретал не только навык, но и овладевал успешной мозговой стратегией, то есть умением.

Мне же чаще приходилось встречать людей, которые, получив первые результаты, так и не смогли преодолеть период расхождения между тем, чего они хотели, и тем, чего добились. Они пользовались доступными им мозговыми стратегиями овладения новым поведением. Если стратегия оказывалась неэффективной, они говорили, что неспособны к обучению, или сетовали на негодный метод. Но существенно то, что их внутренняя вера в способность, например, когда-нибудь заговорить по-английски, после каждой неудачной попытки таяла все больше.

Стратегии мотивирования, техника доступа к собственным ресурсам, методы создания веры, моделирование удачных стратегий и многое другое, что накоплено в арсенале НЛП, могли бы помочь таким людям открыть собственные возможности. Чтобы лучше представить, как влияет вера на эффективность обучения, ответьте на вопрос: каким будет ваше поведение, если, приступая к новому делу, вы будете заранее уверены в полнейшем успехе?

С гостями беседовали
Мириам Левина и Алексей Болковский
Эко'90 (?)

[Статьи и Мнения][НЛПерские тексты][НЛП вообще][НЛП в Екатеринбурге]


 ©2003, Ре-Дизайн - Максим Мухарев, он же Новый Вебмастер :-)
 ©2003, Программинг - Стас Уколов & Максим Мухарев
Помните об
Обратной Связи!